ИИСУС ГРЯДЕТ




























Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [317]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 156
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Главная » Статьи » Мои статьи

ВИДЕНИЕ ОБ УЗКОМ ПУТИ
Широкий путь, который видела умирающая девушка, был настолько широк и пространен, что по нему одновременно могли идти толпы людей. Места было так много, что каждый человек мог свободно передвигаться вместе со всем своим имуществом, со всем тем, что он имел и что ему принадлежало. Такого путешественника могли сопровождать его жена, дети, родные, друзья и знакомые. Он мог взять с собой в дорогу всё своё богатство, всё, что накопил и приобрёл за время своей земной жизни. По такому пути нетрудно было идти. Это было лёгким и приятным занятием. Здесь принимались в расчёт все человеческие чувства, ощущения и обстоятельства. Если, например, имеешь желание пойти на богослужение, то можешь пойти туда; если чувствуешь себя слишком усталым, можешь остаться дома. Если вдруг ощутишь головную боль, то можно пренебречь собранием и, уютно устроившись на диване, просматривать газету, слушать радио или смотреть телевизор (При этом головные боли, как ни странно, сразу исчезают). На широком пути каждый мог свободно прогуливаться, разглядывая по сторонам то и другое. Нет необходимости быть осторожным и бодрствовать, наблюдая за тем, куда ты ступаешь. В общем, здесь ты чувствуешь себя настолько свободно, что можешь прыгать и танцевать, как хочешь. На этом пути при желании можно молиться или, взяв Библию, для успокоения совести прочитать пару стихов или глав, а потом отложить её в сторону и заняться просматриванием журнала или газеты. Это – путь, отвечающий любому запросу, вкусу и желанию. Идя им, вернувшись домой, можно разозлиться на жену, которая приготовила на обед не то, что бы ты желал, сказать в ответ на её оправдания «пару ласковых слов» и для большего впечатления гневно выйти из дома, громко хлопнув при этом дверью; а потом, в тот же день, отправляясь в постель, перед сном с самым благочестивым видом склонить колени и произнести «святую» молитву (ведь надо же перед сном помолиться), после чего, не обращая внимания на коленопреклонённую рядом жену, встать и завалиться спать, демонстративно от неё отвернувшись. На следующее утро – первым делом опять на колени, а потом снова на работу, унося в сердце зло на свою «бестолковую» жену. Да, да! На широком пути можно свободно допускать в сердце своё обиду, зло и гнев! На нём ты спокойно можешь злословить и сплетничать! На нём – нет нужды прощать! В сердце своём можешь иметь всё, что только возможно, и всё это в себе носить! На этом пути можно спокойно поспорить и поругаться с ближним и, как говорится, высказать всё, что ты о нём думаешь, после чего со спокойной совестью пойти на богослужение, разумеется даже не подумав о примирении! Так что, как видите, широкий путь, показанный Лидии, был действительно очень широк! Возможностей на нём было сколько угодно, в том числе и для тех, которые называют себя детьми Божьими. Интересно было бы увидеть, насколько широк тот путь, по которому идёшь ты, мой друг! 

 Лидия видела, как по этому пути шёл один человек, который выглядел весёлым и счастливым. Он только что немного пригубил красненького винца, так сказать «для души», и теперь от радости пел и пританцовывал, находясь в самом что ни на есть добром расположении духа. На заданный кем-то вопрос, куда он идёт, он тут же, не задумываясь, ответил: «Как куда? Разве не видишь? В небо, конечно! Просто я не настолько фанатичен и узок во взглядах, как бывают некоторые!» Оглянувшись и увидев кого-то, кто в душевных борениях пытался найти другой путь, этот человек стал поучать: «Скажи на милость, с какой стати ты надумал тревожиться? К чему принимать всё так близко к сердцу! Поверь, что ты преувеличиваешь, и твои страхи прямо-таки смешны! Все мы – слабые люди, и все до одного – грешники! Бог нас и таких любит! Он же для того и пришёл на землю, чтобы простить нам наши грехи!» Вот так он убеждал кого-то и, шагая рядом, размахивал руками, доказывая свою правоту, как вдруг прямо у его ног неожиданно разверзлась ужасная пропасть, и он сорвался туда со страшным, душераздирающим криком: «Горе мне! Я растранжирил всю свою жизнь! Где я найду теперь Иисуса?!..» В этом жутком возгласе слышался вопль отчаяния и раскаяния, но, увы, было уже слишком поздно что-то исправить. Так, в пропасти, оборвалась его надежда, и так он перешёл в вечность. 

 Многие из тех, которые шли этим путём, думали, что, идя по нему, они попадут на небо, хотя и делали в своей жизни то, что хотели. Было также много таких, которые молились и внешне всячески показывали своё благочестие. Другие демонстрировали своё человеческое благородство и моральную устойчивость и с чувством собственного достоинства, как бы прогуливаясь, медленно двигались вперёд. Кого только не было на этом пути! Люди всех национальностей и цвета кожи! Представители разных групп и сословий! Шли врачи и судьи, пасторы и учителя, продавцы и воры, философы и богословы, министры и чернорабочие! Каждый был спокоен и доволен собой, считая, что у него в жизни всё в порядке. Некоторые из них, бросая иногда взгляд в сторону, видели вдали другой путь, но каждый раз говорили при этом: «Нет! Этот путь слишком узок! Он чересчур труден, крут и каменист. Нужно очень много усилий, чтобы его преодолеть! Почему бы нам не оставаться на нашем пути, если мы так или иначе сможем достигнуть цели!» 

 Несколько в стороне от основной массы народа, идущего широким путём, находилась одна группа, которая не хотела идти вместе с другими, будучи несогласна с мирскими делами, которые видела в их жизни. Люди, относящиеся к этой группе, искали другой путь, но не находили его. Обращаясь туда и сюда, они блуждали рядом с узким путём, но не видели его, потому что были поражены духовной слепотой, причину которой умирающей девушке не дано было знать. 

 Таким был показан Лидии широкий путь. Но каким же иным по сравнению с ним был узкий путь! Он был настолько узок, что только двое могли одновременно идти по нему! Только двое! Не больше и не меньше! И эти двое были – человек, идущий по этому пути, и Господь Иисус. На узком пути муж не мог идти рядом с женою, а жена – вместе с мужем. Родители не могли идти со своими детьми, а дети – с их родителями. Каждый должен был сам решить, пойдёт ли он таким путём, и, решившись на это, идти по нему только с Господом. Этот путь был похож на узкую, горную тропу, круто поднимавшуюся к самой горной вершине. Он был не только чрезмерно узок, но ещё каменист и тернист. Много гор существует на этой земле, но, как говорила нам Лидия, нет в мире столь высокой и столь труднодоступной горы, как гора Господня! Она настолько трудна для восхождения, что ни один человек не способен взойти на неё, полагаясь на свои силы. Это может стать осуществимым только при содействии Господа и с помощью Его силы. Иначе – невозможно. 

 Рассказывая это, Лидия подчёркивала, что человек не может и мечтать о том, чтобы пройти этот путь и взойти на гору Господню, если у него половинчатое, раздвоенное сердце, которым он служит Богу и дьяволу. Невозможно это и для того, кто в своём христианстве несерьёзен, легкомыслен и поверхностен; для кого служение Богу является только привычкой, законом или традицией. Для таковых нет никаких шансов взойти на гору Господню и там, на святом месте, представ пред святым Величием Божиим, получить благословение и милость. 

 Узкий путь отходил от широкого пути и начинался тесными вратами, через которые нужно было войти. Эти врата были настолько незаметны и узки, что, если человек, проходя около них, не бодрствовал и не молился, то легко проходил мимо, так и не заметив их. Поэтому среди идущих людей было совсем немного таких, которые находили этот путь. Так что, как видите, узкий путь ко спасению нужно внимательно искать, прежде чем его найдёшь. Вот почему, всякий, кто в вопросах веры является поверхностным и равнодушным, проходит мимо узкого пути, даже не замечая этого. Лишь те, которые его настойчиво ищут, бодрствуют и молятся, способны заметить тесные врата и, пройдя через них, встать на узкий путь. 

 Трудно даже описать, насколько узок этот путь. Словно тонкий шнурок! Идти по нему можно только с большой осторожностью, ставя ногу к ноге, влагая след во след. Справа и слева от него обрывалась книзу глубокая пропасть. Что и говорить, это очень и очень трудный путь, сопряжённый со многими опасностями. Подняв глаза высоко вверх, можно было увидеть, что в конце его, на самой вершине горы, кто-то стоял. Это был некогда Распятый! Простирая руки свои навстречу идущим путникам, Он ласково призывал: «Взойдите сюда! Прийдите ко Мне!..» Но лишь только тот, кто, не сдаваясь весь путь до конца, шёл, боролся и побеждал, мог взойти на гору Господню и предстать пред Величие Божие. 

 Как я уже говорил, на узком пути невозможно было идти одному. Только с Господом! Ни одного шага без Него! Без Него нельзя было ничего предпринять или сделать! Всё – только с Ним. На этом пути тут и там бегали львы, которые питались только человеческим мясом. Единственным их стремлением было поглотить как можно больше людей, идущих этим путём, и единственным спасением от них была тесная близость с Иисусом и полное пребывание в Нём. Только тогда львы не имели возможности причинить зло. 

 Перед глазами умирающей Лидии одна за другой вставали своеобразные картины. В какой-то момент она увидела перед собой двух женщин, одетых в белые, чем-то напоминающие монашеские, одеяния. На узком пути они повстречали Господа, Который спросил их: «Скажите, куда вы идёте?» – «В небо!» – сразу же в один голос ответили они Ему. Иисус держал в руках Книгу, и когда Он читал из неё, то каждый из находившихся на этом пути, мог совершенно ясно осознать своё состояние, как и куда он идёт и какой конец его ожидает. Обратившись к женщинам, Господь сказал: «Я вижу, что вы омыли в Моей крови одежды свои. Только почему же вы не сделали этого основательно?! Посмотрите сюда! Видите эти пятна, оставшиеся на ваших платьях?» Так, из-за этих тёмных пятен обе женщины не смогли продолжать свой путь дальше и вынуждены были возвратиться назад. 

 Тем же узким путём поднимался в гору один молодой мужчина. Подойдя к нему, Иисус сказал: «Я вспоминаю тот день, когда впервые позвал тебя, и ты, отвечая на этот зов, обратился и принял Меня в своё сердце. Но взгляни-ка на свою ногу! Что ты видишь на ней?» Молодой человек оглянулся и только теперь заметил, что от его щиколотки тянется тонкая – тонкая и очень длинная верёвка, которая связывает его с другим человеком, которого он прежде знал. «Помнишь ли, – продолжал Иисус, – что, покаявшись, ты не сказал своему другу о том, что познал Меня, и потому желаешь очистить свою жизнь? А ведь когда-то ты грешил вместе с ним! Вместе с ним ты был в нечистых местах, совершая то и другое. Приняв Меня, ты не пошёл к нему и не привёл всё это в порядок, разорвав тем самым греховную связь. Он и теперь тебя знает таким, каким ты был раньше… «Так, из – за этой связи молодой человек не смог идти дальше, делая новые шаги вперёд в своей духовной жизни, и вынужден был оставить узкий путь. 

 Затем глазам Лидии предстала другая картина, которая была прямо-таки душераздирающей. По узкому пути шёл человек, неся на плечах мешок с мукой. Однако это была не чистая мука, а мука, смешанная с сахаром. Внезапно его остановил Господь и сказал: "А теперь отдели муку от сахара! В своём христианстве ты смешал вместе то и другое, чего Я не могу терпеть, поэтому раздели это теперь!» Видя, что это невозможно осуществить, человек в страхе вскричал: «О, Господь! Как же я смогу теперь это сделать?!» – на что услышал спокойный ответ: «Не Я, а ты сам это сделал, поэтому как смешал, так и раздели!» 

 Наверное вы спросите, друзья, каково значение этого. Видите ли, если мы, называясь детьми Божьими, начинаем сочетать христианство с миром, то Бог не может этого терпеть. Если, живя здесь, на земле, мы каким-то образом умудряемся смешивать христианскую жизнь с делами мира, то не следует забывать, что придёт день, когда Господь, точно так же обратившись и к нам, скажет: «А теперь отдели одно от другого!» Тогда мы с опозданием должны будем признать, что сделали недопустимую ошибку, которую уже невозможно больше исправить. 

 Но продолжу свой рассказ дальше. Временами голос умирающей Лидии становился настолько слабым, что мы должны были приближать своё ухо к самым её губам, чтобы уловить тихий, прерывающийся, едва уловимый шёпот. Временами на её лице отражалось выражение мучительных усилий, и мы понимали, что в эти минуты в своих духовных видениях она с трудом поднимается вверх по узкому пути. «Господь Иисус! – шептала она – Умоляю Тебя, помоги мне сейчас! О, не отходи от меня! Будь рядом со мною, потому что мне так трудно идти!» 

 Позднее, в моменты облегчения, она рассказывала нам, что, идя узкой тропой, вошла в огромный и очень тёмный лес. Ужасно, какой мрак царил там! «Не могу понять, – говорила она, – как это возможно, чтобы в таком тёмном лесу жило так много людей! Интересно то, что каждый житель этого леса имел при себе какую-то вещь или инструмент, которым он был всецело занят. Один держал в руках радио и непрестанно включал его на такую громкость, что оно буквально грохотало. Другой крутил магнитофон. Третий сидел перед телевизором, будучи поглощённым тем, что там показывали. У кого-то в руках была гитара, на которой он постоянно наигрывал. Таким образом, все были заняты чем-то своим, причём каждый старался своим аппаратом или инструментом создать как можно больше шума и таким образом заглушить другого, обращая на себя всеобщее внимание и желая, чтобы слушали только его. Увидев остановившуюся в нерешительности девушку, они наперебой стали звать её к себе. 

 – Подойди-ка сюда на минутку! – кричал один. – Посмотри, что показывают по телевизору! Ах, не стоит быть такой фанатичной и так серьёзно подходить к подобным вещам! 

 – Нет! – категорически отказалась Лидия. – Я нахожусь на пути в небесный город! 

 – Так ведь я тоже туда стремлюсь! – не отставал от неё человек с телевизором. – Неужели ты думаешь, что у меня другая цель? Я так же, как и ты, на пути в небо! Подойди же сюда и посмотри, что тут показывают! Это же совершенно безобидные вещи! Очень даже хороший и полезный фильм! Посмотри! Не будь такой ограниченной и узкой в своих понятиях! 

 – Нет! Не хочу! – с ещё большей решительностью отвергла навязчивое искушение Лидия. 

 В этом тёмном лесу было много молодых людей, которые были так бесстыдно одеты, как это может позволять себе только мир. Здесь были также замужние женщины, одежда которых была настолько непристойна, что невольно возникал вопрос, что представляют собой их мужья, если они терпят подобное. По-видимому, и они такие же, как их жёны. Среди этих так называемых христиан были такие, которые совершали грехи, подобные тем, которые делала Лидия ещё до уверования. Все они кричали ей, что всё это не так страшно и в глазах Божиих вовсе не является грехом. Множество этих криков и грохочущая музыка так оглушили девушку, что она не знала, что ей делать дальше и, подняв свои глаза к небу, отчаянно возопила: 

 – Господь! Помоги мне! Скажи, что я должна сейчас делать?! 

 – Одно поможет тебе, – услышала она в ответ. – Закрой уши руками и в этой темноте взирай только на Меня! 

 Последовав этому совету, девушка вдруг увидела вдали ярко блеснувший, узкий луч света и пошла на него, всем своим существом ощущая помощь и близость Божию. Таким образом она миновала этот лес, не обращая больше внимания на тех, кто его населял. 

 Не успела она выйти оттуда, как увидела впереди себя группу молодых парней, которые, заметив её, стали призывно махать руками. Некоторые из них, приблизившись, начали оказывать ей всяческие знаки внимания и ухаживать, изощряясь в этом друг перед другом. 

 – Нет! – отвергая их заигрывания, твёрдо сказала Лидия. – Я иду за Господом и потому не могу смотреть ни налево, ни направо! Для меня это большая опасность, занявшись с вами, потерять из виду Христа! Путь слишком узок и тесен, и я не хочу на нём отвлекаться! Когда эти молодые люди поняли, что она не желает обращать на них внимания, то, не отступая, побежали следом за ней, желая во что бы то ни стало добиться своего. Увидев опасность своего положения Лидия взмолилась: «Господь Иисус! Умоляю, дай мне силы убежать от них! Сделай так, чтобы они не могли меня поймать!» Однако в тот момент, когда она хотела бежать изо всех сил, у её ног появилось множество курей с маленькими цыплятами. «Что же мне теперь делать! – в страхе подумала девушка. – Если я побегу, то непременно раздавлю их своими ногами!» И тут же в ответ на эти мысли прозвучал для неё голос Божий: «Беги, не оглядываясь! Не обращай внимания на этих цыплят! Только вперёд! Чего бы это ни стоило! Иначе ты потеряешь свою жизнь!» Услышав такое повеление, Лидия, стиснув зубы, ринулась вперёд. Но парни не отставали от неё. В эту минуту девушка увидела рядом с собой большого, верного пса. (К слову хочу сказать, что для людей племени зулу очень характерен образный язык с употреблением множества сравнений и иносказательных выражений. В этом их речь похожа на речь Иисуса Христа, Который, говоря, часто применял сравнения и притчи. Я думаю, что если человек способен понимать такую речь, то это является хорошим признаком, указывающим на активную работу ума и наличие чуткого сердечного уха). Так вот, когда Лидия направила пса на парней, они, прекратив преследование, вынуждены были спасаться от него бегством. Когда мы спросили Лидию, что может значить этот пёс, она, не задумываясь, ответила: «Разве вы забыли, что Иисус отражал нападки сатаны с помощью верного Слова Божьего. Этому дьявол не может противостоять!» Так что, друзья, если вы хотите избавиться от людей, являющихся для вас искушением, то применимте Слово Божие. Скажите им, что говорит по этому поводу Библия. 

 Избавившись от преследования парней, девушка пошла дальше, как вдруг её глазам предстала необычная картина: много домиков, понастроенных около узкого пути теми, которые когда-то также шли по нему. Интересно, что люди не только жили в этих домах, но и разводили около них множество скота и домашней птицы, которые были помехой идущим этим путём. Стоило путникам проявить неосторожность и не бодрствовать, молясь Господу, как они сразу же сталкивались с этими животными, что приводило их к падению. Мало того, жильцы домов ставили ещё и различные другие преграды и препятствия на пути, преследуя одну цель – во что бы то ни стало воспрепятствовать тем, кто твёрдо и бесповоротно решил пройти этот путь до конца. Было время, когда эти люди сами шли узким путём, но потом устали и остановились, решив, что могут быть вполне удовлетворёнными тем, чего они уже достигли. Таким образом, рядом с узким путём они построили себе дома, чтобы проводить в них спокойную и уютную жизнь, даже не подозревая при этом, что являются помехой для тех, которые имеют твёрдое намерение пройти этот путь до конца, до полной победы, даже если это и будет стоить им жизни! (мне приходит такая мысль, не являются ли этими домиками христианские деноминации, сама суть которых в том, что люди дошли до определенного уровня познания какой то истины, доктрины и учения, но остановившись на этом, живут в этой доктрине или истине, вместо того, чтобы жить в Господе, Который есть Истина, оплетая ее как бы целой религиозной инфраструктурой, не следуя дальше за Самим Учителем.редактор МК). 

 Продолжая свой путь дальше, Лидия опять вошла в лес, который был ещё больше и темнее, чем первый. Мрак был настолько густым, что она не могла видеть своей собственной руки. Вдруг ей показалось, что тропа, по которой она шла, как будто оборвалась. Мучительно вглядываясь во тьму, она обнаружила, что действительно стоит на распутьи многих дорог. Теперь ей нужно было решить, какую из них выбрать и по какой идти дальше. Снова почувствовав свою беспомощность, она возопила к Богу: «Господь, помоги мне! Скажи, что я должна сейчас делать?» – и тут же вспомнила, что только что перед этим Господь сказал ей: «Дитя Моё! Иди только вперёд, не сворачивая ни направо, ни налево! Там, впереди, Я ожидаю тебя!» Утешившись этими словами, она стала просить: «О, Небесный Отец! Руководи теперь мною при выборе правильного пути! Прошу Тебя во имя Твоё помоги мне в этом по Твоей великой милости!» Так, с молитвой, направляемая неведомой рукой, она ступила на одну из дорог и, продолжая идти по ней, увидела, как много путников идёт по другим дорогам. Тут она заметила, что все другие пути вначале шли прямо и как бы в одном направлении, но по мере углубления в лес начинали заворачиваться, постепенно образуя собою большое кольцо. Путники, шедшие по этим путям, попадали в замкнутый круг и, ходя по нему, не могли уже больше вырваться из темноты этого леса. (Таким образом, Лидии были показаны те христиане, которые в жизни своей и в служении Господу остаются постоянно на одном месте. Они не имеют духовного роста и из года в год, образно выражаясь, как бы «варятся в том же самом собственном соку». Им кажется, что они идут и идут, на самом же деле только ходят по кругу, ни на шаг не продвигаясь вперёд). Оставаясь во мраке, эти люди говорили между собой: «У нас есть всё, что нам нужно, поэтому мы должны быть довольны тем, что имеем!» Интересно и то, что, идя этими путями, люди очень много говорили. Каждый хотел высказать своё мнение, каждый спешил со своим советом, желая тем самым кому-то помочь, подобно тому, как матери, у которой заболел ребёнок, со всех сторон подаются советы: «Сделай это… Попробуй испытать то…» В этих наставлениях каждый старается превзойти другого, так что бедная мамаша в конце концов не знает уже, что же ей всё-таки предпринять. Смутившись от этого доносившегося до неё многоголосья и круговорота советов, споров, понятий и мнений, Лидия испугалась и, молясь, начала взывать: «Господь! Научи меня, как здесь нужно поступить!» и тут же услышала в ответ: «Закрой уши свои руками, чтобы ничего не слышать! Сделайся глухой ко всем этим речам и не отводи взора от своей главной цели!» О, как ей стало радостно, когда она, послушав совета, оказалась снова в близости с Господом, Который вскоре вывел её из мрака этого дремучего леса. 

 Следующим её препятствием был оказавшийся перед ней невероятно крутой, каменистый подъём. Идти прямо было теперь невозможно и ей пришлось, согнувшись и цепляясь руками за камни, на коленях медленно и осторожно карабкаться вверх. Тропа становилась всё круче и круче. Сил требовалось всё больше и больше, так что порой, совсем обессилев, она лежала лицом на камнях. Отдохнув немного, она обхватывала руками и ногами следующий каменистый выступ и так со стоном, напрягаясь и подтягиваясь, преодолевала его. В эти минуты на лице умирающей отражалось невероятно тяжелое напряжение, достигавшее, казалось, наивысшего предела. Потом из ее потрескавшихся губ вырвался полный ужаса крик: «Это же проповедник!» – и снова какая-то мучительная борьба. Было такое чувство, что ещё немного, и силы её иссякнут окончательно. Нам, сидевшим у её постели, эти мгновения казались вечностью. Вдруг лицо её просветлело, и до нашего слуха донеслись тихие восклицания: «О, Господь! Благодарю Тебя! Ты вырвал меня из рва погибельного, когда, казалось бы, уже не было никакой надежды! Иисус! Ты спас меня! У самой пропасти рука Твоя поддержала меня! У меня не было больше сил! Я потеряла всё мужество и надежду! Сейчас же от счастья и радости я готова лететь! О, как прекрасно теперь всё вокруг! Сколько света! Как чудесно всё цветёт и зеленеет!..» Пережитое было для Лидии великим чудом. Лицом к лицу она стояла перед невозможным, но в последнюю, отчаянную минуту на помощь пришёл Господь, и произошло чудо! 

 Однако это ещё не было концом. Видения продолжались дальше. Немного погодя она оказалась на очень опасном отрезке пути, который был гладким и скользким, как лёд. Любой неосторожный шаг мог привести к падению в обрыв и гибели. Здесь невозможно было пройти иначе, как только за Господом Иисусом, влагая свою стопу во след, оставленный Его ногой! И вот так, шаг за шагом… след в след… Когда нога Лидии ступала точно в след, оставленный ногой Иисуса, – скольжения не было, и она могла стоять твёрдо. Но как только её стопа попадала чуть-чуть в сторону, она тут же теряла равновесие и начинала скользить и падать. Кроме того, на этом участке пути лежали, словно наточенные кем-то, острые камни. При наступании на них они как нож до крови резали ноги, поэтому и здесь была только одна возможность пройти – ставить свои стопы точно в след от стопы Иисуса, потому что там, куда ступала Его нога, камни разрушались. Эта тропа была усеяна также шипами, которые немилосердно впивались в тело, но, как только нога Иисуса проходила по ним, они тут же исчезали. Вот почему было так хорошо и легко идти следом за Господом и, влагая свои стопы в Его следы, избегать тем самым ненужных ран и повреждений. При таком совместном хождении человек не мог идти медленнее или быстрее, чем шёл Иисус. Бывали моменты, когда Христос вдруг останавливался и подолгу стоял на месте. Тогда идущий за ним должен был точно так же остановиться и стоять. Даже если человек явно спешил, желая скорее идти вперёд, он всё равно должен был терпеливо ждать до тех пор, пока Господь не сделает Свой следующий шаг. 

 По обеим сторонам тропы около самого её края, тут и там встречались большие, гладкие каменные глыбы, которые были большой опасностью для уставших путников. Измученные пережитыми одной за другой трудностями, они жаждали отдыха. «Нет, это уже сверх моих возможностей! Я просто не могу сейчас идти дальше! У меня нет больше сил! Мне необходим отдых!» – шептали их уста, а глаза искали место для покоя. Вот тут-то их взгляд останавливался на какой-нибудь каменной глыбе, на которой было так хорошо вытянуться всем телом и спокойно заснуть. Но горе было тому путешественнику, который поддавался этому соблазну и, подойдя, пытался это осуществить. Каменная глыба, не закреплённая в земле, тут же сдвигалась со своего места и, катясь, обрушивалась под откос, увлекая за собой несчастную жертву в ту же самую страшную пропасть, в которой оборвалась надежда весельчака, находившегося на широком пути. Была только одна скала, способная принести путнику мир и покой, и это был Иисус Христос! Все другие кажущиеся прочными основания были только опасностью для идущих этим путём. 

 Наконец Лидия вышла на большую равнину. Далеко-далеко впереди, почти у самого горизонта, на возвышенности стоял прекрасный город. Поражённая его красотой, девушка остановилась, как вкопанная. В этот момент прямо перед ней совершенно неожиданно предстал Ангел в светлой одежде и, указав рукой на видневшийся вдали город, спросил: 

 – Видишь ли ты этот город? 

 – Да. 

 – Я хочу показать тебе сейчас, с каким прошлым туда невозможно войти. 

 В тот же момент, каким-то необыкновенным образом Лидия получила возможность видеть жизнь самых различных людей. Сначала перед её взором предстал красивый дом, в котором находилась его хозяйка. Девушке дано было видеть, как эта женщина подошла к окну и, взглянув через тюлевую занавеску, увидела другую женщину, приближающуюся к её дому. «Ах, опять она идёт ко мне, – с досадой подумала она. – До чего же она мне надоела со всеми своими жалобами, нуждами и проблемами. Прямо-таки действует на нервы!..» Но вот раздался звонок, и хозяйка, надев на себя маску приветливости и доброжелательности, поспешила к двери. Распахнув её, она ласково защебетала: «Доброе утро, дорогая сестра! Как хорошо, что ты пришла! Ну как дела? Пожалуйста, проходи в комнату! Я так тебе рада!..» 

 «Видишь это! – сказал, обращаясь к Лидии, Ангел. – Знай, что с такой жизнью невозможно войти в небесный город, потому что для лицемеров там места нет!»
 Бог обитает в любящих сердцах
Категория: Мои статьи | Добавил: invision68 (01.07.2012)
Просмотров: 503 | Комментарии: 4 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2017 Сделать бесплатный сайт с uCoz